Каторга->title|cms_escape

В Омской крепости проводится экскурсия о быте каторжан. Ведь каторга была особым миром – сложным и страшным, который охватывал и выравнивал людей разных сословий – от политиков-поляков и преступников-дворян до простого люда и закоренелых воров и убийц. Арестантское сообщество именовалось ватагой. Во главе его стояли старшие по возрасту преступники, совершившие особо тяжкие преступления; их называли «большаками». Всем арестантам Омского острога брили головы особым образом. Каторжники делились на разряды и различались по срокам каторжных работ: срочные (на определенный срок) и бессрочные (пожизненные). Срочным выбривали половину головы в направлении от уха до уха (переднюю часть), а бессрочным – от затылка ко лбу левую сторону. Раз в неделю арестанты обязаны били ходить в кордегардию при остроге. Бессрочных арестантов клеймили: на щеки и лоб с помощью специального железного прибора наносили буквы ВОР или КАТ (сокращенное от слова каторжник). Каторжники носили острожную одежду с желтым тузом на спине и ножные кандалы; арестанты их называли «мелкозвон». «Форменные острожные кандалы, приспособленные к работе, состояли не из колец, а из четырех железных прутьев, почти в палец толщиною, соединенных между собою тремя кольцами. Их должно было надевать под панталоны. К серединному кольцу привязывался ремень, который в свою очередь прикреплялся к поясному ремню, надевавшемуся прямо на рубашку» (Достоевский Ф.М. Записки из Мертвого дома). Весили такие кандалы 4–5 килограммов. Каторжники носили их постоянно. Расковывали человека только в том случае, если он выходил на свободу или умирал. Одним из основных способов перевоспитания преступников были телесные наказания – битье розгами, палками, шомполами. Во время экзекуций люди нередко умирали. Каждый день арестанты ходили на работы на берег Иртыша (сегодня там располагается пляж Центрального округа), где разбирали старые лодки, обжигали и дробили алебастр, месили глину, а также разгребали снег, ремонтировали здания на городских улицах. Часто по пути следования на место работ арестанты получали от местных жителей милостыню – мелкие монеты или еду. Во время праздников и великих постов каторжане освобождались от работ, посещали церковь, где каялись в грехах, молились и исповедовались. Ф.М. Достоевский стал узником Омского каторжного острога 23 января 1850 года. Омск в это время — центральный город Западной Сибири. Здесь находилась канцелярия Западно-Сибирского генерал-губернаторства, Главное управление Западной Сибири, штаб отдельного Сибирского корпуса и первый в Сибири кадетский корпус. Омск тех лет — город в основном чиновников и военных. Достоевскому Омск не понравился. Его взгляд на город — взгляд из острога, у него не было возможности составить всестороннее представление о месте, где он провел тяжкие годы своей жизни. Почти сразу по выходе из каторги он писал брату: «Омск гадкий городишка. Деревьев почти нет. Летом зной и ветер с песком, зимой буран. Природы я не видел. Городишка грязный, военный и развратный в высшей степени». Сколько усталости и боли в этих словах! И совсем другая характеристика города дана Достоевским в «Записках из Мертвого дома». Это место страдания и его «перерождения убеждений». Городская жизнь прошла мимо Достоевского. Годы пребывания в Омске он провел в другом обществе, среди других людей. «Это народ грубый, раздраженный и озлобленный», — рассказывал Ф.М. Достоевский брату Михаилу о каторжниках. «Ненависть к дворянам превосходит у них все пределы, и потому нас, дворян, встретили они враждебно и со злобною радостью о нашем горе. Они бы нас съели, если б им дали». В каторге он был таким же бесправным, как и остальные арестанты. На вновь прибывших в острог надевали арестантскую одежду — «лоскутные платья». Брили головы - «бродягам, срочным, гражданского и военного ведомства спереди полголовы от одного уха до другого, а всегдашним от затылка до лба полголовы с левой стороны». Такая незамысловатая «прическа» помогала острожному начальству при первом взгляде на человека определить, к какому «разряду» он принадлежит. Голова Достоевского была тоже обрита наполовину. На его спине, как и у всех, красовалась мишень: летом — черный круг, зимой - белый «туз». Викторина с картинками. Попытаемся представить среди арестантов Достоевского. Это был уже не тот «довольно кругленький, полненький, светлый блондин с лицом округленным и слегка вздернутым носом», известный в столице литератор. Куда подевались живость в общении, страстность в разговоре. В молодости, «хватаясь за какой-нибудь предмет, постепенно им одушевляясь, он, казалось, весь кипел, мысли в его голове рождались подобно брызгам в водовороте, в это время он доходил до какого-то исступления, природная декламация выходила из границ артистического самообладания». В каторге Достоевский «имел вид крепкого, приземистого, коренастого рабочего, хорошо выправленного и поставленного военной дисциплиной», внешне ничем не отличавшегося от всех остальных. И только «сознание безысходной, тяжкой своей доли как будто окаменяло его. Он был неповоротлив, малоподвижен и молчалив. Его бледное, испитое, землистое лицо, испещренное темно-красными пятнами, никогда не оживлялось улыбкой, а рот открывался только для отрывистых, коротких ответов по делу или по службе. Шапку он нахлобучивал на лоб до самых бровей, взгляд имел угрюмый, сосредоточенный, неприятный, голову склонял наперед и глаза опускал в землю». Как и все окружавшие его арестанты, он был закован в кандалы сразу по прибытии в острог и носил их все четыре года.

Продолжительность:

Записаться на экскурсию